Как я переспала с другом. Реальная история.

Как я переспала с другом. Реальная история.

Основано на реальных событиях.
Усталость. Затекшие извилины после интенсивной работы. Медленно ковыляю на каблах до автомобиля. Сажусь. Блин, так лениво что-то делать. Диагноз: состояние нестояния, тошнота-блювота от рутины, и дерзкое, словно пузырьки от шампанского во рту, ощущение свободы действий. На которых нет сил. Выхожу из авто. Захожу в ближайший бакалейный. На кассе звонок подруге… А ну да, у тебя сегодня смена. Другим звонить не хочется. С ними надо улыбаться. А ща ваще не до этого. На кассе знакомый силуэт. Выясняет, почему ценник, что является публичной офертой не совпадает с пробиваемой ценой. Тычет статьёй номер 10 закона о защите прав потребителей в наглую морду продавца. Отчитывает администратора. Получает желаемое. Оборачивается к зрителям сие несправедливого оплота продажи хмельного змия народу в розницу и замечает улыбающуюся меня. Жельдооос!

Вот всегда удивлялась. Состоятельный мужчина, собственный бизнес, но юридический диплом, словно червь съедает изнутри и требует зрелищ и борьбы за справедливость. Меняем водяру на виски. Продавец-мясная туша в потничке и на всех спидах бежит смотреть на ценник-обратно. Дрожащими руками пробивает вновь. Выходим. Какая всё-таки приятная встреча! Жельдос. С ним и детство вместе прожили, и поддерживали постоянно в институте друг друга. Но потом че-то как-то у всех романы, работы. Времени на встречу не очень.

Где бы посидеть? А пошли в мак?! Надоело быть принцессой, хочется побыть грязной и неэстетичной свинотой, которая просто жрет от пуза и радуется солнечному свету не за бетонными стенами. Затариваемся. Под столом, словно школьники алконавты заливаем в колу сорокоградусный напиток. Ааа… Отпускает. Говорим о жизни. Чувствую, что немного развезло. Снимаю пиджак, распускаю тугую причёску, и медленно словно бухая русалочка расчёсываю волосы вилкой. Расстёгиваю сбоку юбку. Снимаю каблуки. Идеально. И знаете, насратушки. Я. Устала. Горят щёчки. Предложение пуститься в… Контактный зоопарк! Выходим оба два готовые. Доезжаем до точки сбора мелких грызунов. Заходим…
Но почему-то босиком они не пускают. А еще, что им больше всего не понравилось – это наше волнующее состояние. Завидно, значит. Ну и подавись. Разбиваю миску с конфетами. Бежим. Поверьте, в состоянии алкогольного опьянения это был настоящий экстрим. Вертолёты слева-справа-сбоку сбивают с истинного пути, и ты как можешь сдерживая «открытие второго дыхания» ползешь до ближайшей скамьи. Фух. Слава богу Жильдос дотащил. Садимся. Чёрт, ноги в кровь. Туфли, туфли! Вспоминаем хронологический порядок наших мытарств. Черт, они на инфостойке этого проклятой обители животины! Мое  ДНК! Всё. Пиши – пропало. Переживания на бухую башку с накопившемся стрессом выливаются в нескончаемую истерику слез. Кричу на весь район:
- МЕНЯ ПОСАДЯТ! Посадят! Они снимут мой слепок ноги, а также сделают там какой-нибудь скребок на ДНК! Они будут искать меня ВСЕМИ собаками этого треклятого зоопарка! И всё. И…и…и… «Ты опозоришься – твоя корова опозорится!», они заморозят мои счета… Они!
Медленно, словно протрезвевшим голосом:
- Ты же знаешь, что я тебя вытащу откуда угодно, и из-под земли достану - вытирает потекшую косметику – Давай я тебя домой отвезу.
Вспоминаю, что сумка с ключами в машине. Вызываем такси, доезжаем до тачки. Трезвею. Позорище. Подхожу к тачке. Начинаю мямлить, что доберусь сама. Был прекрасный вечер… И я доеду сама. На вопрос «как?», машинально ответила «на машине.» Что-то меняется в его лице, вырывает ключи от моей драндулетины из рук. Говорит, что получу их завтра. И переночую у него, от греха подальше. Ты. Щито. Бессмертный? Такси ждёт. Доезжаем до его дома. Я всё еще бешусь. Выхожу. Еп. Твою мать. А алкоголь действительно спасал от боли. Но не думаю даже и пикать. Стиснув зубы иду. Стекло давит всё сильней. Итак уже опозорилась. Открывается дверь, и я словно грязная собака с длинными когтями шваркаю по полу стекляшками в моих ногах, стараясь минимально оставлять пятна от крови.

Жельдос быстро без слов готовит стол для операции. Не успеваю я дойти, как мне приказывают садиться. И насильно снимают стягивающую юбку. Хм. А есть в этом жесте что-то возбуждающее. Наливаю крепкого обезболивающего. Расслабляюсь, и даю возможность сделать всё самому. Опираюсь на стол. Поддерживаю пьяную голову, и между острыми приливами боли, спрашиваю:
- Жельдос, зачем ты это делаешь? Я могу сама вынуть всё стекло, я не маленькая девочка.  
Думает, неспешно с улыбкой отвечает:
- Ну это ж моя вина. Не уберёг. Вот и отрабатываю свой штраф.
- Недостаточно.
- В смысле?
- Вы нарушили несколько законов сразу – наклоняюсь к его лицу – распитие алкогольных напитков в общественном месте, хищение транспортного средства с целью перепродажи, и даже изнасилование.
Ау! Вынимает последний кусочек стекла.
- Каюсь, всё было.
У меня округляются глаза. Но не успеваю я открыть рот, как все пошло не по тому юмористическому сценарию, что я планировала. Меня как-то грубо поднимают со стула, берут в тиски и бросают на кровать.
- Эмм… Жень, ты чего?
Быстро снимая с себя одежду, и наваливаясь на меня, он крепко зажал мои руки над головой.
- Ну ты же сама сказала… - пристально смотрит мне в глаза - Изнасилование. А я хочу. Хочу тебя .- начиная целовать мою шею -  Ты такая красивая… А твоя грудь… Я еле сдерживался, чтобы взять тебя еще прямо в маке, когда…
Ну а дальше… Можете придумать сами. Я отрубилась. Не знаю, был ли секс или нет. Но я точно знала, что надо бежать. Быстро оделась… Черт, туфли! Надела его галоши, быстро вызвала такси. Доехала до дома. Бл@ть! Ключи от дома в машине, а ключи от тачки у него… Могу сказать лишь следующее: по моему возвращению к нему, меня уже ждал завтрак. Приехали.

Ваша C A B A L E T T E

Л'Этуаль