Ночной клуб. История одной ночи.

Ночной клуб. История одной ночи.

Как ранее говорилось, CABALETTE любит посещать ночные клубы. Да, там много чего неприятного, да, есть темы, которые я не приемлю, однако, всё же долбёжка звуком, качественное спиртное, и, не буду скрывать, возможность наблюдения за мудаками дают своё – я продолжаю ходить в места увеселительного времяпровождения. Но в этот раз произошла история, которую было невозможно предугадать.

Начиналось всё как обычно. Стандартный набор: вечер пятницы, верные собаки-подружки, игристое горячительное, саркастичные подъёбы, хлопоты-сборы на выход в свет. Долбёжка по всей хате, одна из сучек подъедает последнюю нормальную закусь. Выбираем место покорения вершин из мужских стояков, и едем в… назовём это «PIZDETS».

«PIZDETS» подкрался незаметно. Мы вышли из «международного» такси и шли кустами-кустами-кустами. Гаспади, ну где ж этот… Ай! Софит от вывески врезается мне в глаз. О Боже: я ослеплена. Неоны. Неоны. Блястят. Блястят. Ага. Вот и местные простипоны на выгуле. Опять меняют свои говнодавы на еще большие говнодавы, только на каблах. Ну, естественна, перед клубом стоят тачки одна краше другой. Вот у меня вопрос к таким людям: зачем? Реально, чё за сельпо? Чё за бессмысленное мерило херами перед местом святого гранёного стакана? Не-у-ва-же-ни-е.

Одна из верных подружаек придерживает уже хорошо разогретую меня от пинка по мерсу. Буйство. Секунда-две. Ну ладна. Прощаю. Идём навстречу моей любимой процедуре. Амбалам Алёшенькам. Кто б знал, как я их ненавижу. А ненавижу их потому, что всегда. ВСЕГДА. Из всех моих собутыльников общупывают и осматривают дольше всех меня. Особенно нравится, когда это бритая обезьяна начинает заигрывать со мной, при этом дыша мне в зад при обыске. Болезненно проходим этот этап под названием «чистилище», заходим. Неплохо.

Садимся за столик. Разговоры-разговоры. Градус повышается. Вдруг. Меня крепко берёт за руку Кристина, и начинает силками тащить на сцену. Только и слышу обрывистое «Приглашаются дамы… Которые будут бороться за главный приз…» Уже мало чё понимаю. Но иду. Фиг знает, может кому морду бить идём. А я это. Массовка.

На кой-то фиг идем на сцену. Какого хрена происходит? Где морда, где мясилово? Где вообще Кристина? Напрягаюсь максимально. Слушаю: «Вам необходимо раздеться… побеждает та, которая снимет с себя больше всего одежды!». Эээ… Не, эт не для меня. Поворачиваю голову, вижу Кристину, беру за руку, делаю шаг в направлении выхода. И вижу. МРА-ЗО-ТУ.

Вы когда-нибудь ненавидели до дрожи в кулаках? Прям настолько сильно, что вот даже если врезать и долго бить лопатой, то будет мало, мало?! Передёргивает. Резко останавливаюсь. Толкаю Кристину к выходу. Возвращаюсь на позицию. Ведущий: «Эмм, какой поворот! Она решила остаться. Посмотрите…». А я не могу оторвать глаз от этого урода. Максим Евгеньевич Марков (имя, ска, всё равно пришлось видоизменить!). Ублюдина. Как ты меня бесил, козлина. Как ты мне не давал жить в средней школе. Как ты постоянно обсуждал моё тело со всеми мелкими писюнами вокруг. Предыстория: в моей породе дамы все с приятными обтекающими формами, половое созревание раннее. А видимо, еще тот факт, что я серьезно увлекалась художественной гимнастикой на тот момент, этому дебилу не давал покоя. И ему, сейчас я больше понимаю, просто вечно хотелось меня, но духу не хватало ни сказать, ни уж что же там, показать. И начались слухи-слухи. Что у меня, где, и как. К слову сказать, этого дебила никто бы и не слушал, если бы он не был таким огромным наглым быдлом, от которого тупые шаболды сходили с ума.

Стою. Не отрываю взгляд от его столика. Смотри, ублюдок, и плачь как сучка от того, что твоего мышиного дерьма в штанах хватило лишь на то, чтобы исковеркать мне подростковую жизнь! Смотри, сука, как оно в оригинале должно быть! Смотри, блядина такая, и запоминай, где на самом деле должна быть родинка на груди! Смотри, что у меня нет татуировки внизу живота! Смотри, как должны выглядеть мои настоящие, а не твои из башки придуманные, ягодицы!

Прошло две минуты от начала конкурса. На мне лишь стринги. Ведущий сначала охренел, а потом подошёл ко мне и в лучших традициях боя поднял мне руку над головой. Смотри, скотина, кто из нас победил! Еле-еле отрываю взгляд от Мра-зо-ты, переключаюсь на назойливого ведущего, который суёт мне в лицо микрофон и на вопрос: «Как Вы объясните свою победу?» Я, поворачивая голову обратно к мышиному дерьму, медленно сквозь зубы проговариваю: «Пошёл. Ты. Нах@й!». Толпа ревёт, ведущий ведет меня со сцены по коридорам вниз-налево. Гримёрка. Говорит ждать моего приза. Одежду скоро принесут.

Ну ладно. Минута-десять. Трезвею. Вещей всё нет. Я одна. Выйти и забрать вещи самой? Мда, только не в таком виде. Иду за ширму. Начинаю рыться в костюмах. Эм… Перья. Как импозантно. Видок у меня… Триумфальный. Прям богиня. Хлопает дверь. О, доставка вещей! Выглядывая из-за ширмы, вижу как танцовщица что-то интенсивно ищет в сумке. Успокоительные, наверное. Я такая: «Хел-лоу!» - медленно выплывая из-за ширмы в перьях. Я на радостях говорю: «А где мои…?» Тут еще раз хлопает дверь, заходит рыжая и удивленно смотрит на меня, но еще больше на сумку, в которой рылась психушечная. А дальше диалог полный маразма и неправды.
Рыжая: Какого хера? (смотрит на психушечную).
Псих: Это всё она! Рылась в твоей сумке, когда я зашла! Вот я и хотела ей этой сумкой врезать!
Рыжая: Алёша!!!!!!
Я: Ёбана.

Не успела я этого сказать, как врывается горилла, которая берёт меня словно нашкодившего кота за шкирку и ведет наверх-наверх и вправо. Толкает в кабинет, походу главного, со словами: «Как просили!». Выходит. Я, прикрывая хотя бы свою грудь волосами с перьями начинаю вопить повёрнутой ко мне спине: «Я ничего не крала! Это глупость! Я вообще и пальцем эту сумку не трогала! Что за пиздёж и провокация! У Вас стопудняк есть камеры! Просмотрите их, всё станет ясно, что это психушечная рылась в сумке рыжей!». Молчит. Не поворачивается. Я: «Это так Вы обращаетесь с победителем конкурса!? Сначала вещи не выносите, потом в воровстве обвиняете! Вот так подарочек…! Стоп. Что значит «как просили?!»» Передёрнуло. Медленно и молча опускаюсь в кресло. Скрещиваю руки.
Мра-зо-та: Ну зачем ты так со мной?
Я: Вызывайте ментов. Будем выяснять всё в присутствии понятых.
Он, подходя ближе, шёпотом мне в ухо: Думаешь, я тебя после такого просто так отпущу?
Я так же тихо и в его ушное еблище в ответ: Ехай нахуй, дружок. Я сказала, если есть претензия, пожалуйста, вызывайте уполномоченных в этом деле дядечек. Нет – (жду с 5 секунд) ну и всё тогда.
Делаю попытку встать с кресла, как меня резко прижимают обратно и в лицо:
Ты думаешь, я спущу такое неуважение ко мне на тормозах? При подчиненных, при инвесторах?
Я: Батюшки мои, каки слова ты выучил. Ну молодец, пятёрка тебе за знания. Я сейчас заору. И если пальцем ты меня тронешь, то вся … на ноги встанет. Я ж тебе пукан порву, сволочь такая. Меня обижать нельзя. А это «неуважение»… Пф, это лишь малая часть того, что я испытала на своей шкуре из-за твоих эротических фантазий со мной. И вот я что удивляюсь… Ты ж вроде не абсолютный урод, у тебя ж был клуб курочек-тупэ, на кой хрен тебе я? - сказала я, медленно вставая со стула, и понимая, что агрессия помноженная на сорокоградусный двигатель внутри даёт моей борзоте кольцо всевластия. Я ему сейчас врежу. Господи, как я этого хочу! Сжимаю до хруста пальцы в кулаке. И кааааак дам ему пощёчины до рези в пальцах! Упс! Рукоприкладство в планы не входило. Лишь только на словах…

Он: - А теперь я. Прижимает меня к стенке и свободной рукой рвёт на мне стринги. Я зажимаю глаза, готовясь к худшему. Но он отпускает и отходит назад.
Ну. А дальше инстинкт самосохранения отключился:
- Чё, духу не хватило? Сейчас пойдешь всем рассказывать, как трахнул ту самую со сцены? Хотя… Теперь ты видел, где и как всё находится, есть очень большая вероятность, что не ошибешься. И тебе реально поверят. Ну знаешь, подбавлю тебе фактов: люблю снизу.
Смотрю на него и жду реакции. Молчание. Последний выстрел в голову. В мою.
- Пф. Так же и остался только на слова гораздым. Ничего, Максим Евгеньевич, в Вас не изменилось. Прощайте.

Ваша CABALETTE

Л'Этуаль